28 марта 2013 г.

Луска...

Луска. (Чешуя по-русски). Я думаю сейчас над этим словом. Думаю над ним и восхищаюсь. У меня бывает иногда такое: я могу завтыкать на какое-то слово, как будто слышу его впервые и как будто оно не из моего родного языка. Луска. Чёрт возьми, как вообще появилось это слово? Сидели такие рыбаки и ловили рыбу. Достали её из проруби, взяли нежно за скользкие влажные бока и говорят такие: а давай вот эту хрень на ней будем называть луской. Всегда так будем называть. И другим надо рассказать, что это луска. Так что-ли было? Или как это было? Как вообще появляются слова, подобные луске? Дальше моя мысль перебирает знакомых, кому можно было бы присвоить кличку “Луска”, но не найдя никого, достойного имени Луски - я думаю дальше.

Луска, луска.... Луска - это целый мир. “Толстолобик не знал,





что сегодня умрёт”.

И мне уже представляется какой-нибуль трешевый триллер, где в городе (Запорожье, например) люди от неизвестного вируса начинают покрываться луской. Я начинаю думать над сценарием. Нужно внести немного романтики. Допустим я главный герой, а моя любимая девушка, с которой я надумал пожениться - начала покрываться луской. Луско-диспансеры переполнены. Мне приходится чистить её ножем в ванной от луски, чтобы её работодатель не заподозрил, что она подцепила Луску... Но постепенно она начинает говорить всё меньше и лишь открывает и закрывает рот, и всё больше покрывается луской. Приходится держать её в ванной. А потом правительство издаёт указ, согласно которому всех, поражённых луской нужно уничтожить. Нам приходится сбежать и укрыться в доме с бассейном. Тут зритель понимает, что любовь сильнее луски.

Моя девушка напоминает русалку, наполовину она уже полностью покрыта луской и по утрам мы резвимся в бассейне. Но постепенно болезнь прогрессирует и она всё больше становится похожа на огромную тупую рыбину. А я всё больше устаю чистить бассейн от рыбьего дерьма и мне всё чаще хочется секса с теплокровными млекопитающими, потому что я задолбался царапаться об луску. Но она ждёт меня каждое утро в бассейне. Она почти совсем потеряла человеческий облик и я чувствую как она страдает. Кроме меня у неё никого нет, но у меня появляется новая девушка и я всё реже захожу в бассейн погладить когда-то любимую рыбку. Напряжение возрастает. И вот моя новая девушка устраивает скандал и говорит: “либо я, либо она”.

 Дальше - главная сцена фильма. Я наливаю себе стакан водки и скрепя сердце иду к бассейну. Увидев меня, Рыбка начинает как всегда весело вилять хвостом, создавая волны, так она меня приветствует. Но вдруг она осознаёт что что-то не то, и резко перестаёт резвиться. А я стараюсь не смотреть на неё и молча открываю слив в бассейне. Душераздирающая музыка. Она, осознав что я собираюсь сделать, наматывает круги по бассейну. Но постепенно вода сливается полностью и она минут пять бъется в предсмертной конвульсии, открывая и закрывая рот. Я вспоминаю как мы познакомились, как мы гуляли по Хортице...

Крупным планом рыбьи глаза, из которых текут слёзы. Я не в силах на это смотреть, беру в руки биту, подхожу к Рыбке и бью её со всей силы по голове - так меня мама учила делать с рыбой, перед тем как начать её чистить. Я бью её раз за разом всё сильней и сильней, мстя природе, которая забрала у меня мою настоящую любовь. Тут выходит моя теперешняя девушка и говорит: “Хорошо, что ты убил этого осьминога. Давно пора было!”. У меня срывает башню, я разворачиваюсь и одним ударом биты сношу ей пол головы. Она падает как мешок со строительным мусором. Весь бассейн в крови и луске. Я бросаю биту и иду в душ. Выходя из душа я замечаю у бассейна целый мешок рыбьего корма. Его много у меня осталось. Я одеваюсь, беру удочку и выхожу со двора. Чёрт возьми, весна на дворе, солнышко так и светит игриво! Наверное, будет хороший улов!

Титры.